ИЗГИБ ГИТАРЫ ЖЕЛТОЙ…

Первое, чему учится новичок, попав в альпинистский лагерь - это петь альпинистские песни. Его кошки еще ржавеют на складе в компании с полуразвалившимися триконями, штормовые брюки 58-го размера еще не всучены ему завскладом под аргументы типа: «Бэры, дарагой, нэ прогадаеш - очэн тёплый вэщ!» - а он уже ревет в спонтанно сложившемся альпколлективе: «Вот это для мужчин - рюкзак и ледоруб!» или, поглядывая на приглянувшуюся соседку, проникновенно журчит: «Я бы сказал тебе много хорошего в ясную, лунную ночь у костра…».

Время идет, ледники, морены и скалы дают понять парню, что рюкзак - это действительно для мужчин, к тому же не для всех… А ледоруб инструктора, как дирижерская палочка, заставляет звучать сокровенные струны его души, особенно когда попадает по больному месту. И вот однажды, пытаясь заснуть в промокшем спальнике на связке карабинов, молодой альпинист рождает свою первую строчку. Это как удар молотком по пальцам, или как взгляд вниз с отвесной стены - глаза лезут на лоб, а внутренности сжимает в тугой комок. Но к первой строчке лепится вторая - и уже не заснуть…

С этого момента перспективный молодой спортсмен превращается во всем осточертевшего приставучего стихоплета. Еще ничего, когда в лагере он постоянно бубнит себе под нос и спотыкается обо все пороги и растяжки, но что ты будешь делать, когда твой напарник на страховке вдруг бросает веревку и начинает карябать в записной книжке?

Поэтому все альпинисты терпеть не могут бардов. Но обожают у костра петь их песни.